Андрей МУРЗИНЦЕВ: Тренироваться просто так без цели я не люблю

Андрей МУРЗИНЦЕВ: Тренироваться просто так без цели я не люблю

Его по-настоящему можно назвать одним из лидеров и старожилов нашего клуба, — ведь с нами он с самого начала Time4run. Мы вместе прошли этот беговой путь, и за три с половиной года добились немалых успехов: Андрею покорились SUB 3:00 на марафоне, мы вместе ездили на золотые, степные, дорожные и болотистые старты, вместе бежали, потели и делали командуT4R такой, какой вы знаете ее сейчас.

Поэтому накануне юбилея мы, конечно, не могли не встретиться с Андреем! Нам очень хотелось пообщаться с ним о беге, задать вопросы о том, что помогает и движет вперед сейчас, и какие цели перед собой он ставит. Постепенно формат встречи перерос в большое и интересное беговое интервью, которое мы вам с удовольствием и представляем!

Андрей, узнать хочется многое, но начнем издалека. Помнишь ли ты свою первую пробежку, как это произошло?

Это было в школе, классе в 7-ом. Нам давали задания на лето. Многие их не делали, а я делал. И я помню, как был горд, когда впервые пробежал 10 километров – вдоль села и обратно, по пересечёнке, по луговине, это был никакой не асфальт. И это первая дистанция 10 км была поводом для гордости. Преодолел я её полностью бегом, дистанция была знакомая, до этого два раза я ее кросс-походом проходил. Тогда это была еще не полноценная беговая тренировка, как сейчас, это был бег в рамках подготовки к лыжному сезону. Я был фанатом лыж.

А сколько лет ты занимался лыжами?

Первый раз я встал на лыжи в 4 года. Это были маленькие лыжи, сантиметров 70, на валенках. Ходил по периметру большого огорода, нарезал круги, катался с горки. Потом были горки большие, а в 4 классе у нас появилось лыжная секция, с этого момента я бегал на лыжах. А потом лыжи закончились, наверное, я их наелся. Это было в 26-27 лет: резко отрубило, и желания вставать на лыжи не было никакого. Собственно, и бега тогда тоже не было. Вместо этого появилось много лишнего веса, около 20 килограмм, наступил период, когда я совсем ничем не занимался.

То есть бег потом появился уже в сознательном, зрелом возрасте?

Да, бег пришёл как способ привести себя в порядок. Сначала я стал заниматься в зале, чтобы привести себя в форму и сбросить вес, который при моем росте 163 сантиметра был 84 килограмма. Так совпало, что рядом с домом открыли филиал крутого новосибирского зала «Железный Самсон». Я понял, что это знак. Сразу решил заниматься с тренером, потому что понимал, что с моим весом нужно аккуратно подходить к упражнениям. Это был 2006 год, мне было 37 лет.

Сколько лет длился этот базовый период прихода в форму?

Года два. В ноябре 2006 пришёл в зал, в мае 2007 начал выходить на первые пробежки. 3-3,5 километра. И это было ужасно, конечно. Помня, какие ощущения были раньше, в молодости, когда был в форме, и бежать сейчас 3 километра и умирать, — для психики это было тяжело.

А когда случился первый беговой старт?

Это было еще через год примерно, в 2008 году, на полумарафоне Раевича в Новосибирске. Бежали без номеров: я, Борис и еще один товарищ.

Почему после большого перерыва в спорте задумался о беге, а не лыжах?

В молодости, в университете я часто бегал по академгородку, по лесу, — обычно это было 10-16 км. И вот один раз я подумал, а почему бы мне марафон не пробежать. И я попытался для начала пробежать хотя бы 20+ километров. Пробежал 25 км, пришел в общежитие, упал, часа два меня колотило. Здоровья было много, я бежал в хорошем темпе, без еды, питья, — в общем оставил там всё, что было. После этого я понял, что как-то по-другому надо это всё делать, но этот опыт надолго отложился. И вот через несколько лет мысль поучаствовать в соревнованиях снова возникла.

То есть с 2008 по 2015 ты бегал сам и время от времени участвовал в каких-то стартах? Сколько было стартов и какие?

Всех точно не помню. Но основная цель была – пробежать марафон.

Получилось?

Да, это было чудовищно. Это был Омск, 2009 год. Бежали с Борисом вместе. Все было хорошо до 28 км. На 25-ом был большой подъем и дальше тягун. На 28-м меня вставило, я подошел к медикам, которые в итоге отвезли меня на финиш. Марафон я не добежал. Борис добежал. Он тоже был весь страшного вида, что-то в районе 3:40 набежал тогда… На следующий год я был не готов к повторению подвига, а еще через год у меня получилось. Но получилось опять же по-дилетантски. С высоты теперешнего опыта я понимаю, что был не готов. До 30 км все было хорошо, что-то около 2:25, а потом я встал, потому что у меня отказали колени. И 12 километров я добегал 1,5 часа, это было вперемешку с ходьбой. Общее время 4:07. Но финишировал.

Как ты ко всем этим марафонам готовился?

Бегал объемы и всё. Тренировки составлял себе сам. На неделе у меня было две объемных тренировки по 20+, одна темповая – ускорения, что-то около 12 км. Остальные – тоже в районе 10-12 км. Это было бессистемно, не развивающе и может даже угнетающе. Скорее всего, я не восстанавливался как следует, все это сказывалось на результатах. После был еще один марафон в Омске, который я снова не добежал. Потом я бежал в Питере «Белые ночи», и мне жутко понравилось. Потом я пробежал в 2014 году в Томске марафон – 3 часа 23 минуты — и понял, что в общем-то не боги горшки обжигают. Но после этого была травма, ничего не получалось и вот так постепенно я пришёл к 2015 году…

То есть сдался на какой год самостоятельного бега?

Ну вот получается с 2007 по 2015 – 8 лет. Боролся!

В 2015 году ты решил, что нужно тренироваться с тренером и клубом. Почему возникло такое решение? В целом же результаты росли.

Я понял, что уперся в стенку. У меня болела пятка, результаты встали, бежать было плохо и не комфортно.

А почему не открыл книжку почитать? Ты же вдумчивый, спортсмен с многолетним опытом и мог бы перенести теорию на практику.

Нет. Я решил, что лучше довериться знающему человеку, который на первых порах будет просто говорить, что делать. Вникать в теорию и разбираться, не было ни времени, ни уже желания. Хотелось сделать тренировки более эффективными, которые бы работали на результат, а не были тренировками ради тренировок. Я понимал, что своими методиками я довел себя до травмы, до определенной стены в результатах.

Как начиналась работа с Алёной? Какие были тренировки?

Произошло всё случайно. Я лечился у Марины Варгановой и через неё узнал о клубе «Пиранья» и тренировках в парке Победы. Было это в августе 2015, тогда и понял, что время пришло. Увидел объявление об ознакомительной тренировке, связался с Алёной. Пришёл, увидел ребят, поделал какие-то странные упражнения – СБУ, которые показались для меня глупостью. Когда же бегать начнём? Я же такой продвинутый уже, а мне какие-то упражнения дают. В итоге с этого всё началось. Мне понравился сам подход, он был похож на мой предыдущий опыт с тренером в зале, который меня сразу поставил на место и указал на мой уровень подготовки, заставив сделать всего три подхода подъема туловища по 15 раз. Я смог только два подхода и 7 раз в третьем. «Всё понятно» – был вывод тренера.

Алёна тебя тоже поставила на место?

Нет. Но я сразу увидел, что подход системный и было понятно, что каждое упражнение для чего-то нужно, а не просто так «а иди-ка побегай по кругу» и на этом закончилось. У Алёны я сразу увидел индивидуальный подход, направленный на решение моих основных проблем в беге.

Когда ознакомительная тренировка перешла в сотрудничество и постоянную работу?

У нас был старт «Пушкин – Петербург». Мне тренер поставила задачу – пробежать за 2:25. Тогда мне это показалось обидным, я хотел быстрее. Но опять-таки, Алёна сумела объяснить, что не надо рваться в бой, всё не так делается, и мне это понравилось. После был еще один старт – полумарафон в Ханты-Мансийске, а потом развод с «Пираньями», который определил мою дальнейшую судьбу в TIME4RUN. Алёна написала и объяснила ситуацию, предложив мне выбор – остаться с ней или продолжить в клубе «Пиранья». Я решил, что мне всё нравится, там я никого не знал, здесь уже привык, поэтому головой кивнул, и мы продолжили работать.

Сейчас клуб уже большой, нас много, тренер один, но, наверняка, для всех нас Алёна разная. Для тебя Алёна – какой тренер? Строгий, мягкий…

В моём случае это удачное сочетание. С одной стороны, всегда есть объяснение – зачем мы это делаем – монотонную и порой грустную работу, — всё это закладывается в голову. С другой стороны – умение ограничить желание больших скоростей или объемов, и главное – сделать это не обидно. Не просто «нет и точка». Мне этот подход очень нравится, потому что я люблю, когда я понимаю, что я делаю. Не обязательно знать все тонкости, но общую канву, стратегию – куда мы движемся, мне это нужно знать. Когда мне говорят «нам надо это делать», не объясняя зачем, это порой бывает через силу, и тренировочный процесс может стать некачественным. Кнут и пряник, больше скорее пряник, хотя кнут как ограничитель тоже включается, но в такой форме, что не обидно, а иногда даже стыдно становится.

Были моменты, когда ты в корне был не согласен с тренером, но терпел и перебарывал себя, чтобы не вступать в спор? Или может вступал?

Не помню такого. Были моменты, когда пропускал тренировки или некачественно выполнял их, но наказания были в такой доходчивой мягкой форме, что повторять не хотелось.

За три года были мысли посмотреть по сторонам и может сменить тренера?

Нет. Меня всё устраивает, все цели, которые ставим, выполняются, некоторые с отсрочкой, но это скорее ко мне вопросы, чем к тренеру. У меня есть проблемы с восстановлением, я не качественно его делаю, знаю свои ошибки сам. Главная цель уже достигнута, я счастлив и доволен: три часа на марафоне я разменял. Работаем дальше.

У нас с Аленой сложилось очень хорошее взаимопонимание. Для меня один из главных показателей — это отсутствие каких-либо травм за три с лишним года совместной работы. Второй показатель — достижение поставленных целей, которые достигаются не за счет форсирования, не за счет здоровья. Ну, и третье — всегда очень интересные предложения по стартам. Благодаря Алёне я открыл для себя Таллин, Прагу, Варшаву, Берлин и Эльтон. Везде, кроме Варшавы, мы стартовали вместе и это очень круто — бежать вместе с тренером!

Ты в клубе с самого начала, видел, как клуб растет. Что изменилось в клубе, в твоём отношении к нему за это время?

Изменения, конечно, существенные. Раньше нас было 5-6 человек, сейчас уже больше 50. Но что самое важное, при таком увеличении количественного состава, качественная составляющая осталась на высоком уровне. И что меня больше всего привлекает в клубе — некая душевность. Не знаю как это пояснить, я чувствую это эмоционально, а словами трудно описать. Но это обстановка, которая располагает и вызывает желание снова и снова приходить и общаться с людьми.

А много беговых друзей, который стали больше, чем просто беговыми?

Да, это семья Дьяченко — Толя и Алина, мы с ними плотно общаемся. Наша команда, с которой мы больше года участвуем в «Мозгобойне»: Сережа Михалев, Лена Янссон, Ира Боревич. Нравится мне общаться с Машей Кожуховой, Женей Серебряковой. Оля Воробьева, с которой отбегали все сборы в прошлом году, Тарас – вместе ездили на Эльтон, и жили вместе. Много кого, с кем комфортно и бежать, и общаться.

Вот эта душевность в клубе, про которую ты говоришь, откуда она идёт, как ты считаешь?

Полагаю, все идёт от человека, который нас собрал и всё это организовывает изо дня в день – от Алёны. Именно к ней и притягиваются люди, которые это ценят.

Понимание того, что у тебя есть беговая команда, мотивирует, помогает в тренировках? Или это просто приятный бонус.

Это существенная мотивация на старте. Одно дело, когда ты выходишь на старт сам по себе, другое – когда знаешь, что за тобой следит и наблюдает твой клуб. И что подвести нельзя. А когда бежишь домашние старты, и стоит «зеленая» группа поддержки, это вообще отдельная история – как бы ни было тяжело, а иногда даже противно, поддержка «своих» скрашивает даже самый тяжелый финиш. Всегда чувствуешь, что подводить нельзя. До сих пор помню фразу Алёны на Эльтоне, бежавшей уже тогда мне навстречу — «Опять мне за вас отдуваться!». Часто вспоминаю её, и она заставляет меня не бросать бег, как бы не складывалась ситуация.

Три года в клубе, они достаточно успешно для тебя сложились, есть рост результатов, достигнуты личные цели – марафон из трёх, твой путь мы ставим в пример молодым ребятам… Но помимо удачных, были неудачные старты, расскажи, как ты с ними справляешься? Возникают ли моменты демотивации, может, хочется остановиться, бросить постоянные тренировки?

Из сильных переживаний могу отметить только один старт – прошлогодний марафон «Дорога жизни». Там меня действительно вставило. Потому что я отработал сборы, рассчитывал на хороший результат, были все предпосылки к этому, но что-то пошло не так, мои ноги меня подвели, я добежал, время было 3:09, не такое уж плохое, но я был жутко расстроен. Не самим результатом, а тем состоянием, в котором я добегал последние километров 15. Опять бедра меня остановили… Но на самом деле не только бедра.
К тому моменту у меня в голове уже крутилось, что возможно я неправильно отношусь к бегу, мысли сильно ушли в сторону результатов: я считал, что если не выполнил то, что было запланировано – это катастрофа. Этот подход был неверным, и после «Дороги жизни» мне потребовалось два месяца, чтобы всё переосмыслить, и уже к Праге в мае я подошел с другой головой, пробежал чуть быстрее – 3:07. И был очень доволен, потому что и ноги были лучше, и определенную работу провели, которая помогла, и голова по-другому думала – что нужно не зацикливаться на результате, помимо него есть много составляющих, которые делают бег привлекательным.

А насчет трудностей… Ну, например, раньше я мог при малейших признаках недомогания остановиться просто и закончить. С тех пор, как я бегаю в клубе, такого не припомню. Сходов у меня не было вообще. Проблемы были, конечно, но вместе с тренером мы всегда делали анализ, работали над слабыми сторонами, ошибками. Вот на Берлинском марафоне, к примеру, когда меня снова подвела нога (уже в другом месте), там я уже осознанно думал, как спасать ситуацию, быстро включился мозг, и он работал над решением проблемы – как не просто добежать, а добежать быстро. И это совершенно другое было отношение к стрессовой ситуации. Не просто сдаться и финишировать, а добиться результата, которого хотел. Это было что-то новое для меня и очень понравилось.

Сейчас ты тренируешься почти каждый день. Как ты разбираешься с планированием, с учетом того, что есть работа, семья и недавно появилась дочка? На каком месте бег?

Тут всё просто. Бег я оставляю на вечер. Во-первых, я «сова», и вечер для меня самая активная фаза суток. Во-вторых, я работаю удаленно и мои рабочие регионы – это Сибирь, Дальний Восток, пик рабочей активности приходится на утро и день. Поэтому вечер – самое удобное время. Это может быть и 8 вечера, и 11.

Появление маленькой дочки изменило как-то твой режим?

Сначала, конечно, изменило, потому что у ребенка был неупорядоченный режим, но сейчас уже все устаканилось и вечером я могу спокойно тренироваться. Рождение дочки добавило много новых красок в привычный образ жизни и разнообразило его. Общение с ней дает огромное количество ярких эмоций, которые помогают легче переживать тяжелые или унылые тренировочные моменты. Я очень рад тому, что благодаря бегу я познакомился со своей женой Олей, поскольку общность во взглядах на бег очень помогает взаимопониманию и взаимопомощи.

Не было мыслей сбавить обороты, уменьшить нагрузки, количество стартов?

Я понимаю сейчас, что качество выбираемых мной стартов, наверное, упадет, я не смогу так часто ездить на золотые марафоны, но тем не менее в тренировках я не хочу сбавлять обороты. Сбавить легко, а набирать всегда тяжело. Хочется держаться на уровне, который сейчас есть, — это задача номер один. А дальше будет видно.

Что для тебя тренировка?

На тренировке я совмещаю приятное с полезным. Полезное – это сам бег, хоть он не всегда приятен, а приятное – прослушивание аудиокниг. Очень большое количество книг, которых я никогда бы не прочитал, я прослушал на бегу. Читать я люблю. Исключения, без книг, когда бегаю не один, а с Борисом (он же партнер по работе), тогда можем обсудить дела, какие-то идеи и свежие мысли, креативные, приходят в голову. Тренировка – это 1,5-2 часа, на которые ты выпадаешь из обычной жизни, этакое переключение, которое помогает жить от одного такого «выпадения» до следующего.

Тренировка, которая стоит в плане – это прежде всего «надо-должен» или прямо хочется пойти побегать, не потому что тренер написал, а потому что это что-то большее, чем просто бег?

Разные периоды бывают, иногда, когда идет тяжелая подготовка, тогда да, тренер написал, и, значит, нужно идти. А бывает вот как сейчас после «Дороги жизни» месяц какого-то отдыха, и уже начинаешь нервничать и спрашивать тренера: «Когда мы закончим отдыхать, я хочу бегать. Когда уже начнутся объемы? Мне же бежать в мае долго надо будет». Сейчас стартов еще не стало меньше, и я нахожусь в активном периоде подготовки, но через полгода-год я ожидаю, что их и таких вот внешних мотивов (как регистрации и слоты на участие) станет меньше, но надеюсь при этом тренировки не ухудшать. Хотя бы раз в год я все равно хочу стартовать на хорошем старте, тренироваться просто так без цели я не люблю, мне важно, чтобы была цель, и к ней нужно было готовиться. Можно, наверное, просто выходить и трусить по 20 км в восстановительном темпе по 7 дней в неделю! Но это не про меня, это не мой режим, и надеюсь, я на него еще долго не перейду.

Ну, а закончили мы интервью с Андреем коротким блицем, который записали для вас на видео, — его, конечно, лучше смотреть! И тогда вы узнаете, что выберет Андрей:

— Любимый вид тренировки?

— Процесс или результат?

— Скорость или выносливость?

— Старт или тренировка?

А также ответы на вопросы: «Сколько еще будешь бегать? Сколько будешь стартовать? Какая твоя самая большая беговая цель?», — смотрим!

Интервью подготовили и с Андреем беседовали Соня Емельяненко и Алена Дятлова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *