Моя цель, моя дистанция — марафон

Моя цель, моя дистанция — марафон

Финишировать на марафонской дистанции, открыть для себя новые города, страны, уникальные географические места на земле, обрести друзей, найти поддержку в лице единомышленников, почувствовать вкус победы или досады, что сегодня, возможно, был не твой день, и пробежать мимо личного рекорда на важных соревнованиях, а потом поймать мотивацию и усиленно работать и в итоге взять новую высоту — этот список можно продолжать ещё очень долго, но за каждым таким перечислением есть своя и не одна история, которая связывает каждого из нас и нашего тренера — Алёну Дятлову. Периодически на тренировках или после финиша можно услышать фразу о том, что тренер знает нас и наш организм лучше нас самих, а это (только представьте себе!) около 100 быстрых ног или 50 атлетов.

В преддверии большого клубного события — дня рождения тренера мы, не побоявшись дополнительной ОФП, пообщались с Алёной о том, что значит быть тренером, о её беговой истории, первых тренировках, спортивных планах, мечтах, амбициях и тайм-менеджменте.

— Алёна, из твоих постоянных отчётов, постов и рассказов, которые ты привозишь из беговых поездок, кажется, что мы знаем о твоей беговой карьере всё. Но это не так, потому что её начало мало кто из нас — твоих учеников и беговых друзей — видел. Расскажи, как всё начиналось? Ведь этому виду спорту ты отдала уже, страшно сказать, больше, чем полжизни.

— Когда я ещё училась в школе, мне подарили ирландского сеттера. Мы выходили гулять на улицу, и в нём просыпалась настоящая охотничья собака. Я жила в Омске возле берёзовой рощи, как только я отпускала Норму с поводка, она стремительно ускорялась вперёд, а я по 20–30 минут безуспешно пыталась её поймать и уговорить вернуться домой. В какой-то момент я поняла, что мне это всё нравится: лес, природа, движение, преодоление какой-то дистанции. Вот так и была заложена база на выносливость (смеётся).

Если говорить про спорт по-настоящему, то дружить мы начали после поступления в университет. Факультет иностранных языков, кросс среди первокурсников. На нашем факультете мальчишек было немного и я пристроилась к ним, финишировала с неплохим результатом. После старта преподаватель по физкультуре остановилась напротив моей фамилии — Елена Александровна — и говорит, ты моя тёзка, хорошо пробежала, не хочешь пойти в секцию по легкой атлетике? У меня была тогда стойкая нелюбовь к физкультуре и я просто честно спросила, что мне это даст. Бонусов было слишком много, отказаться было невозможно — у меня будет автомат по физкультуре, не придётся ходить на занятия зимой, кататься на лыжах, сдавать зачёты, экзамены, а в конце 5-го курса — зачёт по теории и по практике физической культуры. Я подумала, что это очень хорошее предложение и, конечно же, согласилась. Получается, что с бегом связалась по расчету. Единственное, что от меня требовалось — ходить на секцию 2–3 раза в неделю и в осенне-весенний период выступать на соревнованиях за вуз, тогда я бегала короткие дистанции, 200–400 м, была в них не особо удачна. Но постепенно я втянулась, в этом мне очень помогли люди, меня окружавшие. С самого начала прихода в бег меня окружали очень классные беговые люди, я заразилась бегом, мне нравилось проводить время на кафедре физкультуры, после пар приходила сюда, переодевалась, выходила трусить или смотрела, как проводят занятия по физкультуре преподаватели. Мне это было интересно, помогала преподавателям проводить разминку, заминку. Не знаю, зачем я это делала.

— То есть от бега по расчету к бегу по любви?

— Всё так и было. Одна из преподавательниц, Марина Николаевна, увлекалась бегом на длинные дистанции. И однажды она предложила мне — а давай сбегаем рождественский омский полумарафон, и, честно говоря, я не смогла ей отказать. Сказала «да» и сбегала полумарафон 7 января в –33 градуса. Элитные бегуны почему-то не захотели бежать. Свою первую «половинку» я бежала в очень простой одежде: голубой курточке повседневной, на ногах точно Reebok, какой-то беговой модели, двух парах штанов, шапке, варежках, шарфе. И стала второй с результатом «чуть-чуть из двух часов», но при всём при этом мне полагалось получить призовые и футболку финишёра полумарафона. По сути эти две вещи сыграли очень важную роль в моей жизни.

Когда закончились зимние каникулы, я пошла тренироваться в манеж на те же 200 и 400, которые мы бегали для вузов, и в какой-то момент заметила, что мой преподаватель разговаривает с заведующим манежа, а тот почему-то показывает на меня. Я долго думала, может, я что-то такое натворила, бегу не по той дорожке, не соблюдаю правила. Чуть позже ко мне подошла Елена Александровна и сказала: тобой заинтересовался Владимир Александрович, заслуженный тренер РФ, подойди к нему после тренировки, он хочет с тобой поговорить. Оказалось, заметил он меня, потому что на мне как раз была футболка финишёра полумарафона и он спросил историю её появления. Вот с этого момента бег стал серьёзнее. Владимир Александрович посмотрел на меня, оценил ситуацию и сказал, что может сделать из меня марафонку. И если я полгода выдержу занятия в его группе, я потом смогу бегать марафоны очень долго и хорошо.

— Как события развивались дальше?

—История с моими призовыми на половинке получила следующий виток. Помимо футболки мне полагался денежный приз, за которым я пошла через месяц. Пока стояла в очереди, успела пообщаться с атлетами, которые также тренировались у Владимира Александровича и бегали к тому моменту по-настоящему круто, и они тогда здорово поддержали мою мотивацию к бегу и приняли в команду. А на свой первый выигрыш я приобрела свои первые спортивные часы Casio с пульсометром.

— Как проходил процесс превращения в марафонца?

—Большой беговой базы у меня не было, и меня нужно было выбегивать, делать силовую подготовку, работать с техникой. Рядом с манежем был парк с горками, там я и бегала кроссы разной интенсивности, длительные порядка 16–18 км. Изначально работы я не делала — тренер не допускал к ним, если не можешь бегать с темпом 4:00 и быстрее. Но у меня вопросов по этому поводу не было, так как я ему очень доверяла и делала то, что от меня требовалось. За 15 минут до начала тренировки мы с ребятами собирались, заходили в продолговатый кабинет тренера, рассаживались на стулья, друг напротив друга, а он доставал большие календарные планы, составленные для мини-групп. В повестке дня он рассказывал о том, кто что делает из ребят, мы отправлялись на беговую часть, а потом он приходил на стадион, давал ОФП. А первые работы случились уже после моего первого марафона. Через полгода тренировок я пробежала Сибирский международный марафон с результатом 3:28. Результат получился неплохим, и так как я находилась в хорошей беговой форме, получила наконец одобрение на работы — что-то типа по 1000 на стадионе.

— Первый марафон, каким он был?

—На улице стояла жара. Мне было трудно представить что такое 42 км — сколько это длится по времени. В период подготовки я тренировалась вместе с девушкой, которая бежала в районе 3 часов, Настей Соколовой. Установка была — бежать, но не ушатать себя, начинать спокойно. Но с эмоциями я на тот момент не справилась и сразу унеслась со старта, вторая половина вышла сложной. Мое финишное время 3:28 показалось мне посредственным, потому что перед глазами были сильные марафонки. Традиционно этот марафон собирает элитных атлетов.

— Как сложилась дальнейшая марафонская история?

—Занимаясь со своим тренером, я состояла в группе спортивного совершенствования, это означает, что специально к конкретным результатам я не готовилась, и мы были своего рода отдушиной для тренера, хорошими любителями. Мой следующий марафон случился спустя год и финишную черту я пересекла через 3:23. Специальных марафонских циклов в подготовке не было, я жила на тренировках 7 дней в неделю.

Любовь к бегу к тому моменту уже была, но к самой дистанции «марафон» я относилась ровно до тех пор, пока не бросила бегать в Омске. После окончания университета я уехала учиться в магистратуру в Германии. Находясь там, решила поддерживать спортивную форму и вступила в клуб любителей бега. Познакомилась с местными бегунами, они были удивлены, когда узнали о моих марафонских результатах. Но в тот момент я была сфокусирована на учёбе, и когда вернулась в Омск, поняла, что форма была потеряна. Я вернулась в строй и решила доказать себе и тренеру, что марафон для меня это не просто так. Зарегистрировалась на наш Сибирский международный марафон, пробежала его за 4 часа, настрадалась. Тренер увидел результаты в протоколе и позвал меня срочно исправлять ситуацию. И после этого был очень крутой год, я вложилась в тренировки и показала результат 3:11. Я вбежала в призы, и стала третьей среди женщин-омичек, и получила свой хрустальный кубок, а на призовые купила новые классные марафонки.

Сибирский международный марафон, 2007 г. (результат 3:11)

— Расскажи про тренера, каким он был?

— Когда я пришла к нему, я думала, что он тиран: либо ты с ним соглашаешься, живёшь по его правилам, либо наши дороги расходятся. Но на самом деле он был очень мягким человеком. Девчонок он всегда жалел, приносил свежую курагу, яблоки, проявлял всевозможную заботу. Девочек было в группе 2–3 и мы были под его заботой. С парнями он был более строг, но они всегда были в дружеских отношениях. И всегда это был непререкаемый авторитет. Раз в пару месяцев выгонял нас за отсутствие нужной дисциплины.

— Самое большое наказание?

— Самое страшное — когда тебя выгнали из группы, и ты не можешь тренироваться со всеми и остаёшься один. Такое случалось: за прогулы, за то, что тебя увидели с однокурсниками с пивом (даже если сам ты пиво и не пил), много чего было. Поэтому да, старались быть очень дисциплинированными: не опаздывать на тренировки, предупреждать заранее, форма чтобы в порядке всегда была, настрой боевой. На тренировках тебя могли отстранить от скоростной работы, если у тебя в момент бега развязались шнурки. Вроде мелочь, но как спортсмены мы должны были это предусмотреть. А на соревнованиях ты должен выглядеть как на празднике — чистая форма, белые носочки и т. д. Вроде как тоже мелочи, но не придирки, важные по сути вещи.

Тарский полумарафон — перед стартом, 2007 г.

— А ты была каким учеником?

— Я была проблемным спортсменом в том плане, что я хотела очень многого, но в тот момент у меня не получалось это реализовать. Мне всегда хотелось выполнять крутые беговые планы, но я слишком торопила события и выкладывалась на все сто каждый раз. Когда была хорошая форма и здоровье, у меня всё получалось, а потом я простужалась, срывалась и улетала в функциональную яму. Мне кажется, я всегда пыталась его убедить в том, что я уже сильнее и выносливее, чем была на самом деле. Поэтому трудно было найти баланс со мной. Чувствовалось, что вроде бы я могу, но тренер не мог прощупать ту самую дозу, которую я могу осилить, и случались срывы. Я была чемпионом по тренировкам, и, возможно, в его глазах я так и им и осталась. Не смогла перевалить в другую сторону. В плане дисциплины со мной не было сложно, я старалась делать всё по максимуму.

— Алён, а почему марафон? Почему именно эта дистанция?

— Когда я пришла в бег, мне было уже 18 лет, и если говорить о профессиональном спорте, было понятно, что нужно идти в бег на выносливость. Тренер говорил, что у меня мало скорости, но неплохо с выносливостью, и двигаться нужно в сторону марафона (мне было 23), возраст хорошей марафонки 33–36 и всё ещё впереди. И я больше не смотрела на другие дистанции, не пробовала себя ни в горном беге, ни в трейлах, ни в быстрых десятках. Но потом случился большой перерыв — с 2008 года по 2013 я не бегала, сначала была травма, связанная с перетренированностью (восстанавливалась долго, но так и не восстановилась и решила, что надо с этим заканчивать), а потом родился сын, был переезд в Питер. Когда вернулась в бег в 2013-м, хотелось бегать только марафоны, и первоначальная задача была вернуть себе те самые 3:11. Новый беговой этап начался уже в Петербурге. Я очень хорошо знаю марафон, эту дистанцию, и для меня в нём нет магии. Работаешь, потом случается марафон, ты выходишь и делаешь, получаешь удовольствие. Каждый шаг — это твоя работа. Первоначально не было никакого ореола вокруг марафона, не было факта покорения и преодоления. Мне поверили и предоставили возможность, а дальше нужно было показать. Мой тренер любил своё дело и качественный, быстрый бег. Это всегда было про спорт — ты тренируешься, чтобы бежать свою лучшую гонку.

— Одну из таких лучших гонок мы как раз знаем — твой Франкфуртский марафон за 2:56 в 2015 году. Тогда же начался новый путь — тренера.

— Специально задачу стать тренером я перед собой не ставила. К этому подтолкнуло педагогическое образование, и общаться с людьми я любила всегда. Так получилось, что вокруг меня оказалось какое-то количество бегунов, а мне хотелось собрать команду единомышленников, с которой я буду бегать, тренироваться вместе. Эта идея моя с треском провалилась сразу же (смеётся). Мой уровень был выше, чем уровень тех ребят, которые собрались вокруг, и приходилось отдельно делать свои тренировки и планировать тренировки для ребят. Их становилось больше, уровень выше, требовалось больше внимания. Был опыт преподавания, поддержания мотивации к чему-либо и всё вместе это сработало и закрутилось. И в какой-то момент я услышала: тренер, а что мне делать сегодня? А какой у нас будет план?

Франкфуртский марафон, 2015 г. (результат 2:56)

— Как начинала тренировать ребят, где брала информацию?

— Первоначально обращалась к своему беговому опыту и опыту моего тренера. Достала старые дневники, смотрела, как готовилась сама. Пыталась вспомнить, как и что я сама делала, находясь на том же уровне, что и ребята. Когда информации не хватало — обращалась к книгам, публикациям, где опытные спортсмены и тренеры делились информацией и советами.

— Тренировочный процесс сейчас у твоих учеников отличается от того, что был у тебя?

— Изменились инструменты, появились онлайн-дневники, беговые часы, гаджеты. Я знаю больше о построении тренировочного процесса, а сам посыл остался примерно тот же. Марафонская подготовка заточена под очень приличный беговой объём, нет смысла делать скорость, пока ты не выбеганный бегун. В летний период подготовки — бег в гору, специальная беговая подготовка, она очень много решает. Это проходит и основными линиями в подготовке. Тренировочные циклы могут варьироваться, но принципы остались те же.

— Насколько для тебя важны результаты клуба?

— Конечно, хочется, чтобы мои бегуны были здоровы, бегали без травм, но и результаты это тоже очень круто. Глобально у каждого хватает стрессов, и не хотелось бы превращать бег в испытание/преодоление. Хотелось бы, чтобы это было неким самосовершенствованием, а не просто испытанием своей выносливости, силы воли, бежать на последнем издыхании. Хочется, чтобы это был красивый сильный вид, и когда мы говорим про бег, то подразумеваем десятку из часа, полумарафон из двух часов уверенно, марафон существует, когда мы можем бежать его из четырёх часов. И хотелось бы придерживаться этих критериев. Как тренер ты стоишь смотришь, и получаешь удовольствие от того, как твои бегуны преодолевают дистанцию, как они бегут.

За работой — на клубной тренировке, 2019 г.

— Ты строгий, требовательный тренер?

— Сложный вопрос. С одной стороны, я весёлый душа-тренер, лёгкий на подъём. С другой — к тем ребятам, с которыми мы очень давно занимаемся, в которых я вкладываюсь, я очень строго отношусь: к их поступкам, результатам и отношению к бегу. Я могу это не показывать, но в душе я очень строга. Когда мне нужно вынести эту строгость наружу, я нахожу слова и формы, чтобы сделать это дипломатично, как поступали мои тренеры. Но внутри это всегда категоричные решения.

Если ситуация происходит в начале сезона, то мы можем быть на равных и обсудить планы и так далее. Но если мы уже ударили по рукам и работаем, то, конечно, я навряд ли буду рада разного рода сомнениям и претензиям. Конечно, приятнее работать, когда есть внутреннее понимание и я чувствую спортсмена и то, что ему нужно от меня получить. А он в свою очередь работает с пониманием. Но на все вопросы я всегда достаточно охотно отвечаю.

— А было ли такое, что ученики не знают про твоё беговое прошлое, а просто знают о тебе как о тренере?

— Я никогда не спрашиваю у ребят — а знаете ли вы, кто я такая. Когда люди обращаются, наверняка они собрали какую-то информацию. Но в целом, мне неважно, что они знают обо мне; наверное, раз они приходят, значит доверяют как профессионалу. В то же время мне важно быть хорошим спортсменом для тех ребят, которые у меня уже тренируются. Потому что так сложилось: когда появился клуб, я была бегающим тренером и остаюсь им сейчас. И пока я себе не представляю, что может быть иначе. Я считаю, что это важно и для меня, и для моих атлетов.

— Четыре года клубу, и клуб в топе беговых команд нашего города. В этом топе ты единственная девушка-тренер, которая в одиночку руководит большой командой. Осознаёшь ли ты это? Какие были цели в начале пути и какие сейчас?

— Значения гендерному отличию никогда не придавала. Клуб поднялся хорошо за эти 3–4 года, это чувствуется по результатам и хочется поддерживать этот уровень, расти дальше. Круто, когда приходят новые, более сильные ребята, но важно и то, чтобы результаты вырастали именно внутри клуба. Большинство ребят, которые показывают высокие результаты, они в нашем клубе выросли с нуля. Для новых участников именно они лучший пример и мотивация. Это здорово, когда много ребят увлечены качественным хорошим бегом. Приходят с желанием просто начать бегать, а потом цели меняются. Мои возможности по количеству спортсменов ограничены. Сейчас это порядка 50–60 человек, которые числятся в клубе. Наш TIME4RUN открытый, живой, динамичный. Важно и то, что есть команда, от которой исходят идеи, инициативы, потому что клуб — это прежде всего сами люди, а не только их тренер.

Эйлат, Израиль, 2017 г.

— По какой причине ты можешь расстаться со спортсменом по собственному желанию (а не по его)?

— Если спортсмен негативно относится к клубу вне зависимости от своих результатов. Если я вдруг пойму, что я спортсмену не нужна, и ему хочется просто числиться, быть в команде. Но уровень результатов точно не является критерием.

— Какие качества в спортсмене-любителе для тебя важны как для тренера?

— Открытость в отношениях со мной. Мне важно знать, сколько он спит, ест, и обратная связь — это всегда плюс, и, конечно же, хотелось бы, чтобы это исходило от спортсмена и было его инициативой. Чёткое понимание внутренних целей и мотивации, потому что для многих ребят я и одноклубники являемся внешней мотивацией. Важно, чтобы внутри был кусочек огня, драйва, несмотря на то что что-то будет не получаться, хорошая искорка, уверенность в том, что ты можешь и, главное, хочешь бежать. Внутреннюю мотивацию я очень ценю, потому что она подводит к хорошим результатам. Я люблю увлечённых ребят, потому что сама такая же: если ухожу во что-то, то с головой!

Кисловодск, 2019 г.

— Насколько дружеские и близкие отношения ты можешь позволить себе с учениками?

— Я могу позволить очень дружеские отношения, вопрос что это не всегда хорошо для тренировочного процесса, и в какие-то моменты я себя чуточку торможу. Я считаю, что некая тренерская дистанция должна быть, при всём при этом мне бы хотелось с ребятами больше общаться, больше вместе бегать. Я себе в какие-то моменты это разрешаю, в какие-то нет.

— Что мотивирует тебя как тренера?

— Свой личностный рост — ребята растут и я должна вместе с ними. Любительский бег приближается по уровню результатов к профессиональному и ставки становятся выше. Моя работа — возможность быть ближе к качественному бегу, быть в процессе. Наблюдать, как меняется картина любительского бега в стране, мире, и быть причастной к этому.

— Планка «3 часа» на марафоне, как ты к ней относишься?

— Я не приверженец магии чисел. Когда я начинала бегать, целью были 2:48 на марафоне, тогда был такой норматив мастера спорта для женщин, для мужчин он, конечно, ещё быстрее. Сейчас, наверное, это просто беговая мода на циферки. Она идет из Европы, из Штатов — sub3. Марафон там на слуху, культура массового марафонского бега очень развита, и даже небегуны понимают уровень результата и ценность марафона из 3 часов. Их беговой культуре на 20 лет больше, чем нашей, так что мода на 3 часа, возможно, оттуда. Но я считаю, что не нужно упираться в цифры.

— А как ты относишься к тому, чтобы пробежать не быстрее, а больше?

— Тех, кому марафоны наскучивают, ждёт строгий разговор со мной. И если говорить про ультрамарафон — это тоже должно быть относительно быстро. Переход на дистанции ультра должен осуществляться после наличия хороших марафонов.

Ультрамарафон «Два океана», 56 км, 2019 г.

— Насколько важно для тебя как для тренера быть в строю и действующим спортсменом?

— Как тренер я не могу просто стоять с папкой и секундомером на стадионе. Важно, да и хочется ещё бегать самой, для моих атлетов это очень мотивирующий фактор.

— Как столько всего успеть? Поделись секретами тайм-менеджмента.

— Тут всё касается приоритетов и умения распределить время. В какой-то момент я делаю все ставки на учёбу, в другой — бросаю все силы на клуб (марафон или большой выездной клубный старт), а если я готовлюсь к своему старту, то ухожу в этот процесс глубоко. Я не пытаюсь все эти 6–8 пунктов совместить, а выбираю 2–3, которые самые значимые на данный момент, и на них делаю основной упор.

— Как внутри тебя живут и дружат между собой спортсмен и тренер?

— Тяжело отстраниться от тренировок, которые выполняют ребята, и выйти с пустой головой на свой бег. Часто бывает так, что ты выходишь на свою тренировку, а в голове крутятся незаконченные разговоры, непринятые решения, какое-то недопонимание со спортсменом, если вдруг оно случилось, или у кого-то не самый удачный старт; и этого в голове так много, что ты не можешь заставить себя делать свой бег, потому что думаешь обо всём этом, и иногда продолжительности кросса не хватает на все эти мысли. Чаще всего страдает мой бег, но это единственное, в чём замешана только я. Раньше, если сравнивать Алёну, которая не была тренером, я не знаю, что должно было произойти, чтобы я отказалась от своего бега, а сейчас получается, чтобы в будущем состоялись другие мои тренировки, мне нужно успеть сделать всё и отказаться от тренировки сегодня, но пойти со светлой головой на тренировку завтра и сделать её хорошо.

Эльтон, 21 км, 2019 г.

— Что изменилось в тебе как в спортсмене, с тех пор как ты сама стала тренировать?

— Я стала строже относиться к своему собственному тренировочному процессу, стараюсь быть самым лучшим тренером не только для ребят, но и для себя. Правда, то, что работает на моих ребятах, не всегда работает на мне. Ну, а ещё, это, конечно, мотивация! Ребята делают крутые вещи, это очень сильно мотивирует.

— Алёна, большую беговую мечту с «Двумя океанами» ты осуществила. О чём мечтаешь сейчас? Поделись своими спортивными мечтами и планами.

— Географические мечты с точки зрения бега удаётся осуществлять. Я побегала во многих местах, о которых я раньше мечтала, и это был достойный бег. Но всё-таки мотивации есть разные, и есть мотивация из серии «я хочу там пробежать», а есть более глубокие вещи, которые пока остаются не достигнутыми, и нужно прояснить свои цели. Ближайшие планы — быть в круглогодичной подготовке, системно тренироваться, немножечко разобраться со своими тренировками, посмотреть, за счёт чего их можно сделать более эффективными, добиться роста результатов, а он ещё точно возможен. Мечт беговых, связанных с географией, пока нет, я очень рада, что они пока «подзакрылись». Это позволяет более честно сейчас ответить на вопрос: а какого бега я хочу? И сейчас период, когда я пытаюсь разобраться и ответить на него.

Санкт-Петербург, 2017

— Ты постоянно в процессе обучения, насколько это важно для тебя?

— Учиться мне нравится. В беге есть очень много направлений, это касается и техники бега, и методологии, и физиологии, много разных вещей, в которых хотелось бы становиться более профессиональным. Возможно, это можно делать, читая книги, но такой формат для меня тяжёл. Мне сложно выделять по 20 минут в день на освоение материала, мне легче выделить период (неделя, год), пойти и получить блок информации и посвятить себя всю обучению, получить пласт информации, для того чтобы его сразу использовать. Формат обучения очень люблю и самосовершенствуюсь.

— И всё же, Алён. 20 лет в беге, сейчас ты с утра до вечера погружена в него, 7 дней в неделю, не имея и не желая иметь отпусков и каникул. Как? Зачем?

— Сейчас это понимание того, что я нашла своё место и нахожусь в своей среде, делаю то, что я люблю. Много что получалось из того, чем я занималась до этого, но не было чёткого понимания того, что это прям моё до такой степени. С бегом есть ощущение, что это всё про меня: и как это выглядит внутри, и как это выглядит снаружи, и что чувствует спортсмен, и как работают тренеры. Бег — это всё сейчас!

— О чём ты мечтаешь?

— Когда позволяю себе в мыслях помечтать, я всегда вижу дорогу перед собой, ровный, освещённый солнцем асфальт, уходящий вдаль, белая разделительная полоса, по сторонам никого и я бегу по ней…

Андрей МУРЗИНЦЕВ: Тренироваться просто так без цели я не люблю

Андрей МУРЗИНЦЕВ: Тренироваться просто так без цели я не люблю

Его по-настоящему можно назвать одним из лидеров и старожилов нашего клуба, — ведь с нами он с самого начала Time4run. Мы вместе прошли этот беговой путь, и за три с половиной года добились немалых успехов: Андрею покорились SUB 3:00 на марафоне, мы вместе ездили на золотые, степные, дорожные и болотистые старты, вместе бежали, потели и делали командуT4R такой, какой вы знаете ее сейчас.

Поэтому накануне юбилея мы, конечно, не могли не встретиться с Андреем! Нам очень хотелось пообщаться с ним о беге, задать вопросы о том, что помогает и движет вперед сейчас, и какие цели перед собой он ставит. Постепенно формат встречи перерос в большое и интересное беговое интервью, которое мы вам с удовольствием и представляем! Читать дальше

В погоне за результатами: как выполняется хронометраж на крупнейших марафонах страны

В погоне за результатами: как выполняется хронометраж на крупнейших марафонах страны

Стартовый пакет получен, памятные фото на Экспо сделаны, вы направляетесь к выходу, уже в мыслях о паста-пати и предстоящем марафоне, и вдруг видите на табло свои фамилию, имя, номер! Как? Что это?

Работа RussiaRunning.Timing для вас, как для участника марафона, началась, – это сработал чип вашего номера, о чудо, и вы убедились, что данные совпадают, номер именно ваш, и теперь-то уж точно можно не беспокоиться! Но на самом деле работа компании, обеспечивающей хронометраж соревнований, начинается намного раньше этого момента. Как все устроено? Редакция журнала «Марафонец» в дни проведения Международного марафона «Белые ночи» попросила Алену Дятлову пообщаться с Родионом Абатуровым – руководителем отдела хронометража RussiaRunning и прямо на месте посмотреть, как организуется тайминг. Читать дальше

Советы чемпионов: Максим Воронков.  Как подготовиться и выиграть на дистанции 162 км

Советы чемпионов: Максим Воронков. Как подготовиться и выиграть на дистанции 162 км

Ему 34 года, он работает слесарем электромеханической службы метрополитена, за вредность получает молоко и отпуск 45 дней, который проводит весьма активно. В мае 2017 Максим выиграл первый в России забег на 100 миль в рамках Elton Ultratrail. Он дважды пробежал вокруг самого соленого озера Европы, на границе Волгоградской степи и Казахстана, менее чем за 15 часов. О том, как подготовиться к ультрамарафонской дистанции, совмещая обычную работу и тренировки, о том, как настраиваться, и к чему быть готовым, он поделился в небольшом интервью.

Секреты подготовки
Решение о том, что побегу 100 миль на Эльтоне, принял ещё осенью, когда старт был анонсирован. Перед тем, как начинать цикл подготовки, месяц отдыхал, бегал только лёгкие кроссы, когда возникало желание.
Тренируюсь я самостоятельно, без тренера. Готовый 24-недельный план подготовки к 100 милям взял с сайта irunfar. План предполагал 2 подводящих старта: сначала на 50 км и ещё один на 50 миль (80 км). На 50 км подходящих гонок не нашёл, поэтому пробежал контрольную тренировку, средний темп вышел по 4:16. 80 км бежал на Маркотх-трейле. Форма к нему была набрана уже хорошая, я это понял, когда пробежал 80 + наплутал лишних 16км и понял, что готов бежать ещё.
В начале подготовки сбегал марафон «Дорога жизни» за 2:45 как длительную темповую, но чаще традиционные местные забеги пропускал, берёгся. План выполнил примерно на 85%, может был бы внешний контроль в виде тренера, меньше пропускал бы тренировки и больше бы делал ОФП. А так в основном только бегал, после тренировки тянулся и разминал мышцы роликом. На сборы не выезжаю уже несколько лет. Ездил только в Новороссийск в апреле на промежуточный старт и на трейл в Финляндию на майских. Акцент в подготовке в плане идёт на сдвоенные длительные. Например, 38 км в субботу и 22 км в воскресенье. При этом отдых в пятницу и понедельник. Раньше я готовился по планам только с 1 выходным, здесь даётся больше времени на восстановление, поэтому километраж получился даже меньше, чем при подготовке к марафону за счёт дополнительного выходного.

Психологический настрой
Старался не думать об этом, не забивать голову. После опыта 112км на Эльбрусе в изматывающе медленном для меня темпе, я понял, что мне вообще без разницы сколько бежать. Цифра 162 не пугала, я просто тренировался и ни о чем больше не думал. Потом появилась мотивация тренироваться, чтобы обогнать именитых соперников. Перед самим стартом отвлечься помогла прогулка на озеро, поддержка близких, вера друзей в мои силы.

Экипировка
Не могу сказать, что на 100% доволен выбором экипировки. Бежал просто в том, что есть. Мой рюкзак, что обычно на ультрах натирает спину, стёр поясницу до мяса, набил огромный синяк. Кроссовки хорошо показали себя на длительных и на Маркотх, но на Эльтоне пальцы превратились в месиво, может из-за носков.

Сложности забега
Трудность была одна — очень сильные соперники. О том, что после первого круга они решили сойти, мне до самого финиша даже в голову не приходило, и никто на пунктах не сказал. Я после Красной деревни возглавил забег, потом довольно быстро прошёл зону старта-финиша, но весь второй круг оборачивался, рисовал сценарии, как меня обгоняют, как дойду пешком в случае, если стану 4-м и не попаду на тумбочку. Особенно тяжело было заставлять себя бежать после 120 км, но я очень, очень хотел победить.

Рекомендации
Мои советы от капитана «Очевидность» — грамотно и ответственно тренироваться и правильно экипироваться. Нужно подойти к старту в максимально хорошей спортивной форме, но не переусердствовать, ваше здоровье должно позволить пробежать столько. Опорно-двигательный аппарат, желудок, почки, печень — на длинной гонке все должно работать как часы. Готовиться преодолевать трудности и терпеть много и долго.

Достижения:
С детства занимаюсь лёгкой атлетикой, бегал 800 м, выполнил норматив КМС, был призёром чемпионата СПб. С возрастом перешёл на шоссе, сначала бегал дистанции до 15 км, первый марафон пробежал в Москве в 2013 за 2:51. Лучший результат на марафоне 2:32 на «Дороге Жизни» в 2015. Больше всего люблю трейлраннинг, становился призёром Elbrus Mountain Marathon в 2014, Long Trail Barcelona в 2015, выиграл Elton Ultra Trail Master в 2016 и Ultimate 100 миль в этом году.

Интервью было опубликовано в журнале МАРАФОНЕЦ (июнь, 2017)

Леонид Швецов. «Любительский бег в России можно описать словами: хаос и анархия»

Леонид Швецов. «Любительский бег в России можно описать словами: хаос и анархия»

Выдающийся марафонец, тренер, действующий обладатель рекорда в самом массовом сверхмарафоне The Comrades, участник Олимпийских игр 1996 и 2004 года Леонид Швецов делится, чем живет сегодня, над какими проектами работает, как относится к беговому буму в России и каким принципам следует в построении тренировочных планов своим ученикам.

Какие из ваших достижений для вас самые значимые?
Я всегда думал и думаю, что самым большим достижением в карьере атлета может считаться его лучшее выступление на Олимпиаде. Поэтому, безусловно, своим главным достижением я считаю участие в двух Олимпийских играх – 1996 и 2004 годах. Мало где упоминается, но, когда я работал с профессиональными бегунами, я также подготовил 6 участников Олимпийских игр на 2 Олимпиады (2008 и 2012).

Когда вы приняли решение о том, что заканчиваете профессиональную беговую карьеру? Помните этот момент, как это было? Чем стали заниматься сразу после?
Помню этот момент очень отчётливо. Это было в 2009 году, когда я уже решил сосредоточить своё внимание на успешном выступлении на ультрамарафоне, в первую очередь Comrades, но и попытаться побить мировой рекорд на 100 км в одном из осенних стартов. Однако меня ждал неприятный сюрприз. Вместо третьей подряд победы на самом сильном ультре я с трудом финишировал вторым, при этом последние 10 км дистанции для меня стали сущим мучением. Я испытал сильнейший упадок энергии, а кроме того, меня снова стали беспокоить боли в оперированном в 2005 году колене. Уже по возвращению домой, т.е. примерно через 4-5 дней после того старта, я уже был уверен, что больше не буду профессиональным спортсменом. Я ни разу не пожалел о сделанном. Наоборот, я считаю, что моя спортивная карьера и так получилась очень долгой и продуктивной.

Что касается занятий сразу после завершения профессиональных выступлений, то это было относительно легко. Дело в том, что я начал заниматься тренерской деятельностью ещё в 2006 году, когда началось моё сотрудничество с Алексеем Соколовым. Впоследствии оно дало очень неплохой результат: Лёша побил мой рекорд России в марафоне и участвовал в Олимпиаде 2008 года, а также Чемпионате мира 2011. Кроме него, к 2008 году у меня тренировались несколько успешных марафонцев (мужчин и женщин), поэтому я имел возможность погрузиться в эту деятельность довольно интенсивно практически сразу.

Одновременно с профессионалами ко мне стали обращаться и любители. Меня поразило, что люди далекие от профессионального мира, тренируются не менее упорно, уделяют огромное внимание своим, скажем так, выступлениям. Постепенно к 2012 году я перешел к работе преимущественно с начинающими бегунами.

Ваши основные проекты, дело, над которыми работаете, которыми живете и горите сейчас?
Моя школа бега и новый проект Школа тренеров, который мы с партнерами сейчас запускаем.
Я глубоко верю в то, что все случайности происходят с нами с определённым умыслом, если можно так сказать, по велению Вселенной. Так получилось, что один из моих учеников-любителей стал практически моим другом и впоследствии разглядел во мне возможность перенести сумму моих знаний, образования и опыта на более широкую аудиторию. Так родилась идея онлайн-Школы бега. Её онлайн-формат сформировался сразу – нам захотелось не просто готовить людей к забегу, а помогать им формировать базу – правильную технику бега, показывать им “светлую сторону” бега (“темная сторона” на мой взгляд – это зацикленность на целях в ущерб здоровью). Поэтому наш первый, самый любимый и самый главный продукт, проект, если хотите — это программа постановки правильной техники бега. Он лежит в основе всех остальных программ. Из-за него наши курсы длиннее, чем у большинства школ, но, благодаря этим 8-12 неделям мы можем гарантировать, что бегуны сохранят свои суставы во время забега.

Сегодняшнее наше любимое детище – проект Leto.run. Это проект, направленный на вовлечение в бег и первичное образование абсолютных новичков в беге. Цель – дать именно базовые знания и умения, которые помогут более осознанно заниматься оздоровительным бегом, а не просто выходить на тренировки, следуя моде на бег. Мы назвали эту программу leto.run и сделали бесплатной для занимающихся. Более того, благодаря нашему генеральному партнёру, компании ASICS, по завершении курса обучения мы разыгрываем среди участников ценные призы беговой направленности.

На основе обратной связи от учеников мы постоянно совершенствуем наши программы, а также находимся в поиске новых идей. Так, мы собираемся реализовать школу тренеров со смешанным офлайн-онлайн обучением, поскольку считаем, что сейчас есть существенный спрос на квалифицированные тренерские кадры именно для бегунов-любителей.

Как выглядит обычный день Леонида Швецова, рабочий и выходной?
Ну, вы же понимаете, что он не нормирован. Но если самый усреднённый вариант, то это подъём в 5-6 утра (в зависимости от времени отхода ко сну) и работа с текущими делами. С семи до девяти утра мы с женой развозим детей по садикам и школам. Поэтому примерно с 10 до 13-14 часов я работаю над тренировочными планами, образовательными программами, анализом тренировок индивидуальных учеников или другими делами. Изредка мы с женой позволяем себе какую-то форму досуга – съездить в магазин или сходить в кино. Да-да, имея 5 несовершеннолетних детей, очень трудно выделить традиционное вечернее время побыть вдвоём и куда-то сходить.
Младших забираем из садика между пятью и шестью вечера, два раза в неделю водим их в малый бассейн. Вечер – совместное времяпрепровождение, уроки. Нередко мне приходится что-то доделывать. Конечно, выглядит слишком загружено работой, но, будь я более организован, я бы успевал больше за меньшее время. Я такой же человек, как большинство из нас.

Ложиться стараюсь в 10 вечера, но частенько отбой задерживается примерно на час. Если успеваю не позже 22:30, то читаю детям сказку, при этом могу начать засыпать даже раньше них. Особенно, если принять горизонтальное положение.
Выходной более расслабленный, стараюсь выделить один день недели совсем без работы, чтобы голова отдохнула, а дети почувствовали, что у них есть папа.

В России наблюдается настоящий беговой бум. Огромное количество любителей хочет бегать, большое количество тренеров и школ предлагают свои услуги. Как видите эту картину вы? Как можете охарактеризовать любительский бег и его состояние в России?
Эту картину можно описать двумя словами: хаос и анархия. Во главе угла у всех – цели и цели оправдывают средства. Конечно, с одной стороны хорошо, что бегать стало модно, что во многом тренд здорового досуга и образа жизни пришёл на смену многочисленным шашлыкам с пивом, кабакам или просто попойкам. Однако, чтобы спорт в целом и бег в частности стали действительно здоровым занятием, надо во главу поставить не достижение каких-то амбициозных целей, а безопасность. К сожалению, нередки случаи, когда бывшие или действующие спортсмены, желая заработать на своей спортивной специализации, начинают тренировать любителей, применяют методы и средства тренировки, которые подходят профессионалам. И в этом большая опасность. Другой негативный вариант ещё хуже. Пробежит человек 3-4 марафона и решает взяться за тренерское дело. Причем берутся за это кто угодно — инженеры, программисты, есть даже банкиры. Причём бывает, что такое напишут про себя, что никакой Лёня Швецов не сравнится.

Конечно, хорошо, когда прирост числа бегунов в России достигает 300% в год, но не надо забывать, что травматизм среди бегунов — около 80%! И это за год! Т.е. четверо бегунов из пяти хотя бы раз в году хоть немного, но травмируются. Чтобы этого не происходило, надо соблюдать определённые принципы безопасности. И они отличаются от профессионального спорта.

Что недостает современных любителям бега и новой волне тренеров? Что бы вы посоветовали тем и другим?
В первую очередь – системности занятий и терпения. Не того терпения, когда надо перебороть себя в минуту сильного утомления. А терпения в плане повышения нагрузок, постановки и достижения целей. Если вы активно не двигались последние лет 10 или больше и вдруг решили пробежать полумарафон через пару месяцев, то не очень много шансов сделать это безопасно и физиологично. Чтобы хорошо (не в смысле быстро, а в смысле – здорОво) бегать, надо не только бегать, но и развивать свои силовые качества (специфичные для бега), баланс, координацию, подвижность в суставах, проприоцепцию. И только после этого переходить к развитию выносливости.

А тренерам банально не хватает экспертизы, критического мышления. Интернет забит под завязку противоречивой информацией, как тренироваться во всех видах спорта.
Они берут ее и начинают учить других. Перекладывают свой профессиональный опыт на любителей, перегружают их, плохо работают с обратной связью. В результате что? Любители травмируются и прекращают бегать.

Как вы относитесь к проблеме дисквалификации наших профессиональных атлетов? Когда на ваш взгляд ситуация изменится? Как может быть решена эта проблема?
Насколько я понимаю проблему, дисквалифицированы не сами спортсмены, а Федерация легкой атлетики России. И все атлеты, ассоциированные с ней. Даже я не могу участвовать во всех стартах под эгидой ИААФ. Хотя проблему обширного применения допинга среди российских спортсменов нельзя отрицать, но дисквалифицировать ВСЕХ атлетов – это просто нарушение их прав человека. Поэтому я считаю такое решение ИААФ, которой правят англосаксы (= западный мир) чисто политическим. Допинг тут ни при чём. Но поскольку оправдывается такое решение несоответствием нашего допинг-контроля, то первое условие возвращения наших спортсменов на международную арену – это приведение нашего допконтроля в соответствие с их требованиями. Конечно, нельзя исключить возникновение новых претензий. Признаюсь, я не очень компетентен рассуждать глубже на эту тему.

Какой вы тренер? В каких отношениях со своими подопечными?
Я не требовательный, наверное, мягкий. Стараюсь всегда прислушиваться к потребностям моих бегунов. Ведь они – простые люди, имеющие работу, ведущие бизнес, поддерживающие семью и детей – всё это накладывает отпечаток на планирование тренировок. Я также стремлюсь поделиться всем, что я знаю и продолжаю узнавать. Например, последние 3 года я проходил обучение у одного из лучших мировых специалистов по бегу. Я продолжаю получать методические и научные материалы от него до сих пор, правда, сейчас не так часто. Могу сказать, что это обучение оказало существенное влияние на мой подход к работе с бегунами.

Я обычно не требую от своих подопечных неукоснительного выполнения заданий и программ. Говорю всё в рекомендательном тоне. Верить мне или нет – каждый решает сам. Могу быть непримиримым спорщиком, но могу принимать мнение оппонента, если нахожу его обоснованным и разумным. В то же время, если я чувствую, что стучусь в закрытую дверь (т.е. меня не слышат и не хотят услышать), то прекращаю полемику.

Кого вы тренируете сейчас? Как выглядит в среднем портрет вашего ученика? Это только любители или есть и профессиональные спортсмены?
Как я уже сказал, моя работа – это 99% спортсмены-любители. Точнее, на данный момент я консультирую только одного профессионального бегуна. Это рекордсмен Польши Хенрик Шост. Начиная с 2013 года, я больше не брал про-атлетов под своё крыло, и Хенрик – единственный, кто остался из моей старой гвардии.
Что касается Школы бега, то сейчас у нас учатся почти 3000 любителей на разных курсах. Большинство из них – новички в проекте Leto.run. И это очень разные люди — от пяти до 70 лет, спортсмены и молодые мамы, студенты, худые и полные. Это проект, который объединил абсолютно всех. А на платных курсах у нас тоже очень интересные ученики — бизнесмены из Англии, есть даже известные миллионеры и медийные личности. Что примечательно, мы об этом узнаем, как правило, сильно позже в процессе обучения — они не афишируют, а мы интересуемся только их сердцем и техникой, поэтому все чувствуют себя комфортно. Бег объединяет.

Назовите 3 типичные ошибки, с которыми сталкиваются новички в беге?
Пожалуй, могу выделить следующие ошибки: 1) Не уделять внимание развитию техники бега, 2) Игнорировать ОФП (упражнения на силу, координацию, подвижность в суставах), 3) Не учитывать свой текущий уровень, бегать сразу слишком много и слишком быстро.
У вас спортивная семья? Кто-то из ваших детей уже выбрал для себя бег и легкую атлетику как вид спорта?
Поскольку я сам прошёл путь профессионального спортсмена от 3 юношеского разряда до МСМК, олимпийца и рекордсмена, я знаю, как нелёгок и самое главное – неблагодарен (ко многим) этот путь. И хотя я всецело выступаю за то, чтобы как можно больше детей занималось спортом, всячески способствую занятиям спортом моими детьми, но я ни за какие коврижки не буду насильно толкать или тянуть их в про-спорт. Например, старший Артём плавает, двое младших тоже ходят в бассейн, а Макар с Ариной – на лёгкую атлетику. Надо только их поддерживать и интересоваться их тренировками, что мы и делаем.
Кстати, со своей будущей женой я познакомился на стадионе. Она занималась лёгкой атлетикой у того тренера, к которому сейчас ходят мои дети. Оля бегала 400, 800 и 1500 метров.

Чем вы увлекаетесь помимо бега? Назовите несколько увлечений.
Люблю машины, чтение и поездки на природу. Существенную часть наших отпусков планируем в кемпинге, в палатке. У меня довольно большой набор кемпингового оборудования, и мы любим его использовать.

Когда-то я очень любил слушать рок-музыку, в моих интересах от классического рока 60-70-х годов до современных рок-групп. Но для полноценного наслаждения нужно время, а у меня его в данный момент не хватает. Раньше, особенно когда жил в США, при любой возможности ходил на концерты.

За кем из мировых спортсменов вы следите с особым интересом? Кого ставите в пример своим ученикам в качестве мотивации?
Не могу выделить кого-то из нынешних звёзд спорта, которым я уделяю особое внимание. Пожалуй, к тем, кто произвёл на меня наибольшее впечатление за последнее время, могу отнести Самуэля Ванджиру (Samuel Wanjiru), чемпиона Пекинской олимпиады в марафоне. Мне довелось бежать с ним полумарафон в Эмиратах, когда он в возрасте 21 года установил мировой рекорд. Его бег был совершенно фантастическим. К сожалению, он трагически ушёл из жизни в возрасте 24 лет.
Если же говорить о спортивных кумирах моего детства, о которых я узнал от своего тренера, то это были Владимир Куц, Эмиль Затопек и Лассе Вирен. Каждый из них имел свою жизненную историю, но их объединяло одно: они любили спорт, бег и самоотверженно тренировались и соревновались.

Ваш главный жизненный принцип, правило или девиз, которому вы следуете?
Пожалуй, сейчас он совпадает с главным принципом медицины – области человеческого знания, которое я изучал – Primum no nocere! («Главное – не навредить!»). В этом высказывании заключён мой тренерский подход к работе со своими учениками.

Чтобы вы хотели пожелать читающим вас бегунам?
Не давайте чрезмерно большим беговым целям поглотить вас полностью. Наслаждайтесь бегом не потому, что можете выложить в соцсеть фото с финишной медалью или описать свой опыт участия в крутом марафоне, а просто процессом, осознанием того, что вы можете передвигаться бегом по планете, в одиночку или в компании друзей. Пусть бег будет только частью вашей жизни, которая поможет вам долго сохранять оптимизм и жизненную энергию.

Интервью опубликовано в журнале МАРАФОНЕЦ (май, 2017)

Советы чемпионов: Джойсилин Джепкосгей. Полумарафон с мировым рекордом

Советы чемпионов: Джойсилин Джепкосгей. Полумарафон с мировым рекордом

1 апреля 2017 года 23-летняя кенийка Джойсилин Джепкосгей установила новое высшее мировое достижение среди женщин в беге по шоссе на 21.1 км, пробежав полумарафон в Праге за 1:04.52, тем самым улучшив на 14 секунд прежний мировой рекорд и превысив по ходу бега мировые рекорды в беге по шоссе на 10 км, 15 км и 20 км. Вот чем поделилась рекордсменка сразу после финиша.

1. Никогда не поздно
Я уже думала заканчивать с бегом, но потом все круто изменилось. В 2015 году я дебютировала на полумарафоне Найроби, финишировав 5-й с результатом 74:06. Меня пригласили в проект RunCzech Racing, и через год на полумарафоне Первой Леди в Найроби я заняла 2-е место с результатом 69:09, а затем улучшила его на 2 секунды, победив на полумарафоне в Карловых Варах, установив рекорд трассы и попав в число лучших 35 бегунов года. 2016 год складывался хорошо: я дважды участвовала в чемпионате среди военных в Кении, заняв 2-е место на дистанциях в 5000 и 10000 м, выступала на чемпионате Африки также на дорожке , завоевав бронзу в дисциплине 10000 м, стала 2-й на на Пражском Гран-при 10 километров осенью. Но даже тогда, я не думала, что принесет мне 2017-й.
И, вы знаете, многие думают, что в Кении все бегают с рождения, и это дается легко, но это не так. Я пробовала бегать в школе, когда мне было 13, но потом бросила и по-серьезному начала бегать уже после рождения сына в 2011-м. Так что никогда не поздно.

2. Верить в себя, своего тренера и свою команду
Накануне полумарафона я оставалась спокойной и старалась все делать, как обычно. Разминка, питание, распорядок дня – ничего нового, все под контролем. Я была сконцентрирована, не позволяла эмоциям брать верх и не чувствовала никакого давления. Хоть я и понимала, что победительница Пражского полумарафона прошлого года Виола Джепчумба приложит все усилия, чтобы удержать свой титул, и гонка предстоит очень тяжелой. Погодные условия меня устраивали, но я успела заметить достаточное количество брусчатке в центре Праге. Если честно, у меня не было мыслей, что я могу побить мировой рекорд, мне просто хотелось улучшить собственное достижение и бороться за победу. Но мой тренер знал, он говорил мне, что я готова бежать быстрее 65 минут и я ему поверила. А потом на трассе я слышала голос моего менеджера: «Ты бежишь по графику мирового рекорда». Наверное, только тогда я осознала это сама, что я способна установить новый мировой рекорд.

3. Во время бега думать только о беге
Когда я бегу, я стараюсь не думать ни о чем, я предельно собрана и контролирую каждое свое движение, чувствую свое тело. Это не значит, что я ничего не замечаю вокруг , я слышу голоса, вижу толпы болельщиков, всех этих людей, которые вышли поддержать нас в день гонки – без них не было бы высоких результатов и мировых рекордов! Но думаю я только о беге!

4. Сражаться до конца
Неважно профессионал вы или любитель, занимаетесь вы бегом или другим видом спорта, сражайтесь и боритесь до конца, выбирайте цели, тренируйтесь, стартуйте и идите к ним. Не опускайте руки. Когда мне становится особенно тяжело, когда нужно потерпеть, я всегда говорю себе: Struggle till the end.

Личные рекорды и достижения
5000 м 15:40.0 (2016)
10 000 м 31:28.28 (2016)
10 км 30:05 (2017) WR
15 км 45:37 (2017) WR
20 000 м 61:25 (2017) WR
Полумарафон 64:52 (2017) WR

Интервью опубликовано в журнале МАРАФОНЕЦ (июнь, 2017)

RUNCZECH. Золотая серия чешских стартов

RUNCZECH. Золотая серия чешских стартов

В это сложно поверить, но идея проведения многотысячного Пражского марафона, который сегодня входит в число лучших мировых стартов, родилась в одном из пабов старого города за кружкой пива. В 1993-м Карло Капалбо итальянский менеджер, тогда еще работавший в компании WordPerfect (никак, кстати, несвязанной с бегом) встретился со своим другом Желиндо Бордин, итальянским марафонцем, победителем Олимпийских Игр. В ходе разговора у них возникла мысль, а почему бы не организовать марафон в этом прекрасном городе. Их желание проводить в столице Чехии марафон, который не уступал бы по значимости Лондону или Нью-Йорку, поддержал знаменитый чешский бегун Эмиль Затопек. И в 1995 году был дан первый старт. Что изменилось за эти 22 года, как развивался проект, и что представляет из себя RunCzech сегодня, рассказывает основатель марафона и президент организационного комитета, председатель комиссии ИААФ по бегу по шоссе, Карло Капалбо.

Сколько стартов в год вы проводите, и какие?
Наша золотая серия включает в себя 7 стартов. Золотая она не только на словах, каждый из 7 стартов Беговой Лиги RunCzech с 2016 года имеет золотой – наивысший – статус Международной Федерации Легкой Атлетики (Gold Label IAAF). Ни одна страна в мире больше не обладает таким количеством спортивных мероприятий золотого уровня. Беговой сезон открывается полумарафоном в Праге в апреле, центральным событием остается Пражский марафон, он проходит в первые выходные мая. За ним следует череда очень хороших, качественных полумарафонов, которые были созданы для того, чтобы развить беговой туризм, и привлечь спортсменов и туристов из разных стран не только в Прагу, но и в другие замечательные места в нашей стране (многие из которых находятся под охраной UNESCO и, конечно, заслуживают посещения). Пробежать 21.1 км сейчас можно в Карловых Варах, Ческе Будеевице, Оломоуце и Усти над Лабем. В конце сезона мы также проводим Гран-При в Праге – это десятикилометровый забег для всех желающих и женская пятерка, они стартуют с Площади Республики поздно вечером, и спортсмены бегут по ночной Праге.

Какие из соревнований вы бы особенно рекомендовали?
Марафон в Праге – это безусловно! Но и каждый из полумарафонов хорош по-своему, бегунам из России я особенно бы рекомендовал старт в Карловых Варах. Это излюбленное место отдыха многих россиян, вас наверняка будут поддерживать на родном языке, и вы получите большое удовольствие не только от бега, но и от экскурсий, лечебной воды и спа. А еще есть уникальная возможность, провести в Чехии в сентябре целую неделю, если вы выберете для себя сначала 10 километров на Гран-При, а через неделю пробежите полумарафон в Усти над Лабем. Между этими стартами всего неделя. Можно удачно совместить бег и отдых в Чехии.

С какими трудностями вы сталкивались в самом начале пути?
Их было масса и самых разных! Но, пожалуй, самая главная – это проблема информации. Никто не знал, что такое марафон, почему ради него нужно перекрывать улицы, почему нужно выходить и поддерживать участников, что нужно сделать, чтобы пробежать его самим… Нам приходилось много общаться, разговаривать с городскими властями, владельцами бизнеса и просто горожанами. Чтобы привлечь внимание к нашему старту, мы ходили и клеили объявления о нем сами вручную, разбрасывали письма и приглашения в почтовые ящики, предупреждали, что будет перекрыто движение. Всё-всё приходилось делать самим, я через это прошел.

В каких отношениях сейчас вы находитесь с властями Праги?
Чтобы успеть дать старт Пражского полумарафона в этом году мэр города Адриана Крначова бежала 8 километров от своего дома! Мне кажется, это говорит само за себя!

Ваше самое большое достижение в качестве основателя и руководителя Runczech?
То, что мы видим сегодня – мировой рекорд на Пражском полумарафоне, стабильно высокие результаты и большое количество участников на наших стартах, — это результаты нашего общего труда, того, что мы активно продвигали и делали на протяжении последних лет.

В чем успех вашей команды?
Мы стараемся постоянно улучшать качество каждой нашей гонки. Мы привлекаем на наши старты самых лучших спортсменов. Мы сами растим чемпионов.

Да, расскажите как раз о ваших чемпионах и проекте RunCzech Racing?
Это уникальный проект, вдохновителем которого был легендарный чешский атлет Эмиль Затопек. Мы поддерживаем более 20 спортсменов из Южной Африки, даем им возможность выезжать и стартовать на лучших европейских соревнованиях. Для многих из них, это начало беговой карьеры. Мы также помогаем им быстрее адаптироваться в новом для них обществе, выучить и подтянуть язык, научиться общаться и давать свои первые интервью. Ведется очень большая работа, но результаты не заставляют себя ждать. И это очень здорово, когда мировой рекорд устанавливается на нашем старте спортсменом из нашего проекта.

В проекте RunCzech Racing только бегуны из Кении и Эфиопии?
Нет, не только. Первым чешским бегуном, который вошел в наш проект, стала Ева Врабцова. Эта спортсменка многим известна, как хорошая лыжница и участница Олимпийских Игр по лыжным гонкам, но в прошлом году она просто взорвала беговой мир своими удачными выступлениями на Пражском полумарафоне (1:11:06) и марафоне (2:30:10), завоевав тем самым возможность выступать на Чемпионате Европе и Олимпийских Играх в Рио. Теперь она тоже спортсмен RunCzech Racing.
Вообще целью нашего проекта RunCzech Racing, как раз и является то, что мы хотим открывать и поддерживать чешские таланты. Давать им возможность и создавать условия для общения, тренировок и выступлений с сильнейшими.

Вы планируете расширять свой проект Беговой лиги и организовывать новые старты?
Да, лимит Праги ограничен. Мы не можем бесконечно увеличивать количество участников полумарафона и марафона в чешской столице, здесь слишком узкие улицы, и всем желающим бежать было бы тесно. Поэтому мы сначала запустили серию полумарафонов в нашей стране, а теперь еще работаем и с другими странами. Так, марафон в Валенсии – это наш партнер, и этот старт входит в нашу Беговую лигу RunCzech, т.е. стартуя в Испании на этих соревнованиях участники также зарабатывают баллы, которые суммируются с собранными ими на чешских стартах. У нас есть единый рейтинг, и, конечно, дополнительные медали для тех, кто принимает участие во всех наших событиях. Мы также сейчас развиваем полумарафон в Неаполе в Италии. Это мой родной город, и здесь мы добились уже определенных успехов. В этом году в нем впервые участвовали более 4 000 спортсменов из 35 стран мира. Это на 50 процентов больше, чем в прошлом, регистрация на него закрылась задолго до назначенного срока, столько было желающих. Сейчас мы делаем все возможное, чтобы со временем этот старт также получил статус ИААФ.

Чтобы вы могли пожелать и порекомендовать тем организаторам, которые только начинают проводить свои соревнования?
Быть добрыми по отношению к людям, думать в первую очередь о них, о участниках, о партнерах, а во-вторых постоянно учиться. Учиться делать лучше, учиться у других, кооперировать и общаться, развиваться! Большие вещи достигаются только сообща.

Интервью опубликовано в журнале МАРАФОНЕЦ (июнь, 2017)